воскресенье, 16 декабря 2018 г.

ВСТРЕЧА ЗА МИРАМИ




Умерла... Рождались весны,

По Земле катились зимы...

Сквозь склонившиея звезды -

Нежной поступью - Любимый.

На Земле Тебя искала,

В зеркалах Твой след ловила...

И Вселенной было мало...

Отмолилась... Отлюбила...

Замерла... Жених пресветлый -

С винограда гроздью спелой.

От лозы Любви мы - ветви...

И душа - в одежде белой.

СВЕЧА В ЛАДЬЕ


- Раскольница! - вокруг кричат,
Но путь - стрелою прям.
... В ладье - горящая свеча...
Живого Бога храм.
И тайною - из груди в грудь,
По душам - по горам
Ты намечаешь горний путь
К орлиным городам.
- Раскольница! - но выцвел грех
Проклятий вековых...
Ты расставляешь звезды вех
 На виражах иных...

БОЖИЙ САД






Черный пепел, прогоркший грех

Душу жег на дороге горной...

Здесь - дороги заносит снег,

Только в Божьем саду - просторно.

Что - цунами, и что - шторма

Тем, кто Богу себя отдали?

И забудет себя зима

В звездном жаре Его спирали.





суббота, 15 декабря 2018 г.

КАМЕНЬ БЛАЖЕНСТВ

Недавно на грани пробуждения, в полусне я увидела такую картину. Словно на экране среди темноты - девушка в длинных одеждах, скорее, Дева, от которой во все стороны исходит сияние. Потом сияние словно заходит ей за спину и начинает обретать форму. Я вижу уже гору, хребтом которой стала девушка. Девушка обратилась в гору. Я слышу слова:" Камень блаженств".
Камень блаженств... Камень основания веры. Символ ведения о Триедином Всевышнем.
В тот же день нашла на одном из сайтов упоминание о горе Цвельферхорн в Австрии (на фото). В переводе с немецкого это название - Цвельферхорн - означает: Двенадцать рогов.
Австрия во многом - это бывшие славянские земли, да и сама страна названа по имени богини Остары - Österreich. Впоследствии эти земли были онемечены.
Двенадцать рогов... Рог по-старославянски: воление. Двенадцать волений, двенадцать сил. (Вспоминаются имена: Свенторог (святая воля),Рогволод (воля володеть), Рогнеда...)
Дева - Птица, Всематерь Сва, родившая и богов, и людей... Сияние (воления) вокруг Девы, обратившееся горой... Двенадцать небесных волений.

Так вот что мучило во снах:
Я - пробный камень Божьей воли,
Сегодня - брошенный во прах...
И тихо плачу я от боли.

Я - за стеклом, а Ты велишь
Вставать, и вновь даешь мне руку...
И разольется в сердце тишь,
И осознаю я разлуку.

Душа, душа, вставай, что спишь!
Ты - в глубине - все та же Дева...
Ты Искру вечности таишь...
И Камень - ты, былая Ева.



воскресенье, 9 декабря 2018 г.

ПОТЕРЯННОЕ ПЕРЫШКО





Сверкала - зовя, любя,

Играя клинком кинжала...

Быть может, нашла себя,

Но перышко потеряла...

И ходит по небу Лось,

В чьих соснах гулять любила...

Что я - перекрестка ось -

Нашла, а потом забыла.

Дитя в трех кругах стекла -

Как мак, лепестки теряла...

Над бездной меня вела

Иная звезда - Начала.



Лось... В детстве, в семь-восемь лет, иногда перед глазами вставала картинка, словно воспоминание какой-то далекой-далекой жизни. Я видела себя живущей одиноко в избушке в суровом, дремучем лесу. К избушке часто приходил лось. Я кормила его, и у нас было молчаливое взаимопонимание, очень похожее на такое, какое бывает сейчас с кошками. Сейчас иногда кот так посмотрит на тебя, словно заглянет в самые глубины души... Нечто подобное происходило и тогда, в том мире...

В книге "Язычество древних славян Борис Рыбаков пишет: "В интереснейшей работе А. Ф. Анисимова о космогонических представлениях сибирских охотничьих народов с большой полнотой раскрывается культ небесных лосей или небесных оленей, позволяя на живом фольклорном материале решить поставленную выше загадку.

«Особого внимания заслуживают представления эвенков о космическом лосе Хэглэн (Хэглун), отождествляемом с созвездием Большой Медведицы. Согласно этим представлениям, видимое голубое небо – не что иное, как тайга верхнего мира. В ней живет космический лось Хэглэн. На день лось уходит в чащу небесной тайги, и потому его не видно с земли людям; к ночи лось выходит на вершины хребтов, и его, наиболее мощного среди остальных небожителей-звезд, люди видят с земли.

Судя по тому, что созвездие Малой Медведицы фигурирует в этих представлениях как теленок Хэглэн, можно заключить, что космический образ лося понимается при этом как образ матери-лосихи» [58](выделено мною. – Б. Р.).

Эвенкийская (тунгусская) космогония знала трёхмерную структуру мира: верхний мир («угу-буга») – мир с солнечным лосем и небесной охотой, зрительно закрепленной в созвездиях; средний мир – мир людей на земле («дулугу-буга») и нижний мир («хэргу-буга») – мир мертвых предков, злых духов и диковинных ископаемых животных вроде мамонта-«сэли» и водного змея-«дябдара» («чжябдара»). Все три яруса Вселенной объединены единой космической рекой, истоки которой идут из верхнего, небесного, мира; затем она протекает по среднему, «земельному», миру, а устье её впадает в нижний мир, в царство мертвых.

КРЕСТ

Крест- на сердца пустом листе,
Там, где звезды уходят  - в тьму...
Крест начертан на бересте
В льдом закованном терему...
Я искала себя - впотьмах...
Сердце - воли Его мишень.
И казался последним - взмах...
По земле - только крыльев тень.

БЕЛОЕ ИМЯ

Вновь в сердце - Господнее лето...
А в мире - железо о жесть.
Пред вечностью - сердце раздето,
В нем тайна сокрытая есть.
И мир - лишь мирское отнимет...
Сломаться и под ноги лечь?
Сияние ангел раскинет,
Чтоб белое имя сберечь.